Симион Мехединць и румынская геополитика


Его геополитические труды можно систематизировать по трем основным направлениям: антропогеография (область которую развивал Фридрих Ратцель в своей докторской работе в Лейпциге), православная геополитика (в оригинальном воспроизведение автора), и геополитика границ и румынской нации.

В наше время, особенное значение Симиона Мехединць состоит в том что , по мере как геополитика в Румынии занимает важные позиции, его исследованья становятся неотъемлемой частью в изучении геополитики.Жизнь и карьера:

Симион Мехединць родился 18 октября 1868  в селе Совежа (бывший уезд Путна), в семье учителя в сельской школе, который являлся потомком нескольких поколении православных служителей церкви. Первые три класса начальной школы он учился в родном селе
Потом Мехединць обучался 4 года в Семинарии города Роман, один год в Центральном Семинаре в Бухаресте, еще год в лицее «Униря» в городе Фокшань (1885-1886, V- класс) и три года в Колледже «Сфынтул Сава» тоже в Бухаресте (1886-1889, VI-VIII  классах). такое разнообразие школ отразилось как негативно ( из за смены  воспитательного круга, и особенно учителей) так и позитивно (из за разнообразных возможностей в школе и в жизни).

По окончанию лицея он получил стипендию высшей семинарии и стал учеником у великих деятелей румынской культуры, которые сильно повлияли на его дальнейшую жизнь и деятельность: Титу Майорескуи Алексанру Одобеску . Будучи студентом факультета литературы и философии в Бухаресте(1889-1892)  Мехединць стал одним из самых активных членов лиги культурного объединения всех румын. Помимо своей организационной деятельности в упомянутой лиге, Мехединць показал себя и как отличный оратор и идеолог. Вместе с П. П. Негулеску написал „Меморандум румынских студентов о положение Трансильвании и Венгрии”. Напечатанный в 13000 экземпляров на румынском и французском языках, этот документ был распространен по всей Европе и получил обвинительный отзыв со стороны венгерского правительства. Однако, университетская молодежь объединилась и опубликовала, в самой венгерской столице, в городе Будапеште, брошюру Les Roumaines et la nation hongroise. Réponse au mémoire des étudiants universitaires roumains sur la situation des Roumains de Transylvanie et de Hongrie (tipărit tot în 1891).

В 1892 С. Мехединць закончил факультет с квалификацией “Magna cum laudae”, защитив дипломную работу на тему «Идеи Ж.Ж. Руссо о воспитании».
На следующий год, получив стипендию Румынского Географического Общества,  приступил к обучению в докторантуре в области географии в Париже, в «École Normale Supériore». Здесь он стал учеником Поля Видаля де ла Бланша ( Paul Vidal de la Blanche), которого до сих пор считали авторитетом французской геополитики и основателем направления Географии Человека во Франции.

По совету французского профессора, молодой румынский студент решил продолжить свою учебу в Берлине, где существовала сильная географическая школа была под неформальным  руководством Оскара Пешеля иФердинанда фон Рихтгофена, в то время как этнограф Адольф Бастиак углублял новую дисциплину на стыке географии и этнографии, которая получила название антропогеография.

Но так как антропогеография была на тот момент уже собственностью Географической  школы С. Мехединць попросил и его зачислили в докторантуру под научным  руководством самого знаменательного ученного, профессора Лейпцигского университета  Ф.Рацеля. В 1895 году началась кропотливая работа которая приведет его к подчеркнутому истощению сил и  прерыванию учебы по медицинским  показаниям. Рикхтофен и Рацел посоветовали ему поправить здоровье в Альпах, однако молодой С. Мехединць предпочел вернутся в родную Совежу.

После восстановления он успешно завершил докторскую диссертацию, получив степень по философии – специальность география квалификации” Magna cum laudae „.В своей оценивающей речи, Ф. Рацель выразился в возвышенных терминах ,установив что автор исследования „достиг географического мышления” .Чтобы продолжить исключительное исследование молодого доктора наук, Министерство Общественного Образования создало в Бухарестском Университете первую в стране кафедру географии. Вступительный курс прочитал сам С. Мехединць 03.11.1900 года в присутствии своего супервизора Титу Майореску .
С этого дня карьера основателя  национальной географической школы укрепляется стремительно и систематично .В 1908 году он стал членом корреспондентом Румынской Академии Наук,а с 1915-го стал полноправным членом Румынской Академии Наук. Являлся Министром Образования при правительствеАлександра Маргиломана(март-октябрь,1918 года).Пропустив через парламент два основных закона о реформации  сельского образования. С 1907-1924 года стал директором журнала „Конворбирь литераре”, главного периодического издания литературы и  литературного анализа данной эпохи, созданного Титу Майореску в качестве основателя и представителя литературного общества „Жунимя”.

После установления коммунистического режима, С. Мехединць стал одним из пострадавших за идею. Его дом конфисковали и отдали под коммунистическое профсоюзное заведение; его исключительно богатая библиотека была ограблена; сам он был исключен из Академии Наук под обвинением в ” географическом детерминизме”.

Под ударом стольких бед С. Мехединць сохранил свои  исконно румынские мысли и чувства. В одной из последних своих  произведений „Rugăciunea din urmă” (последняя молитва), оценивая ретроспективно свою жизнь и деятельность, он оставляет потомкам следующую заповедь:»Порядок моих официальных обязанностей таков: Армия, церковь, школа, академия, а в области науки: география, антропогеография, этнография и педагогика».
О своих мучителях, в стиле самого чистого христианского мышления, он скажет: „Прости их, Господи, они не ведают что творят!”

Умер, всеми забытый,14-го декабря в 1962 года.

Потомки оценят предсмертную интуицию С. Мехединць . Изданные после 1989 года, несколько книг открывают вновь всему научному миру жизнь и деятельность великого ученного. Его имя носит не одно учебное заведение в Галаць, Кодля и Видра. Монументальный бюст возвышается в родном селе Совежа, а сообщество носящее его имя, систематично публикует его произведения и посредством  различных семинаров, конференций, круглых столов не дает забвению имя великого ученного .

Благодаря своим трудам по румынской геополитике , С. Мехединць, вновь обрел былую
известность. В опубликованных работах и в лекциях, прочитанных в военных и
невоенных учебных заведениях, где преподают геополитику, теории  С. Мехединць  являются ценным, необходимым и систематическим материалом.

Геополитическая концепция

Систематизируя главные направления геополитического мышления работ Симиона Мехединць, остановимся на трёх важнейших разделах: антропогеография, разработанная в традициях Фридриха Рацеля; православная геополитика ,которая исходит из творческого размышления относительно румынской духовности; геополитика народа и границ Румынии, резюмированная из ряда лекций преподаваемых в Высшем Военном Училище и из своих публикациях в журнале „Геополитика и геоистория. Румынский журнал для европейского юго-востока(1940-1944).

Антропогеография

Генеральная геополитическая концепция Симиона Мехединць основывается на аналогии между развитием политических систем и развитием человеческого организма. Относительно работы Фридриха Рацеля „Politische Geographie” (1897), румынский учёный писал: „Эта книга должна была перевернуть и переделать много работ по географии. До Рацеля, политическая география означала всего лишь список государств и провинций, границ народов, административных разделений, форм управления и других неважных вещей, вообще не имевших отношении к географии. Рацель понимал, что такой взгляд на эту науку нельзя больше терпеть. Политическая география, говорил он, должна заниматься государством. А государство – это не картографическая фантазия, а самая настоящая биологическая реальность. Это часть поверхности земли и часть человечества, отличающихся разными природными условиями, которых предстоит исследовать. Государство, так же как и человеческий организм, рождается, развивается, деградирует и погибает из разных физических причин: расы, пластических форм земной коры, климата и т.д.”

Таким образом мы должны признатьи оценить усилия Симиона Мехединць в введении антропогеографии в учебных заведениях Румынии. Профессор С. Мехединць произвёл концептуальную систематизацию и его усилиями этот предмет был введён в учебных программах последнего класса лицея, объединяя в нём историю,  и этнографию.
Среди десятков учебников созданных для обучения в румынских школах, „Антропогеография”  С. Мехединць является последним, в хронологическом смысле, как синтез географического, этнологического и философского мышления, объединяя в нём главные идеи своих предыдущих работ („Другое развитие: трудовая школа”, Бухарест, 1919; „Терра.  Введение в географию, Бухарест, 1931; „Этнографические координаты: цивилизация и культура”, в „Мемуарах Румынской Академии”, Бухарест, 1930).

В своём первом издании(1937) „Антропогеография” Симиона  Мехединць носила название „Человеческая и политическая география”, но начиная с 1938-го года и продолжая 1941 и 942-м годом эта книга будет называться „Антропогеография” и эту версию”Ассоциация  С. Мехединць” переиздала в 2007 году в Издательстве „Терра”.

Цели антропогеографического учения были сформулированы автором в предисловии первого издания книги:

1) узнать связь между человеком и землёй;
2) узнать какой путь прошёл человек от дикости к цивилизации и кульуре;
3) узнать что означает „цивилизация” и „культура”(для того чтобы различать истинный прогресс от мнимого прогресса);
4) понять что „человек освящает землю”, но он же оскверняет её, истощая ресурсы  предков  и становясь рабом чужого труда.

Рассмотрение этой основательной работы С. Мехединць по антропогеографии показывает логическое, системное и последовательное размышление автора о связи человека с географическим пространством, как в смысле влияния природных условий(земной коры, атмосферы, космоса, растительности и животного мира)на человека(общество, народность), так и в обратном смысле. Религиозно-философский анализ очень интересен, когда речь идёт о влиянии окружающей среды на духовность народов. Так, например, „гора” делает человека не только быстрым, но и более мужественным, учит его чувствовать себя свободным, по- этому горцы свободолюбивы, они не терпят оккупантов, даже если остаётся один против всех (Вильгельм Телль). „Море так же настоящая школа мужества. Будь это ради рыболовства, пиратства или купечества -море учит людей бороться с неизвестностью (Норманны).Степь, по меньшей мере кочевников, научила дисциплине, а лошади и верблюды помогали им передвигаться быстро на больших расстояниях, для набегов, битв и войн. И напротив, равнины, пригодные для пахоты, и склоны гор со своими плодовыми деревьями и виноградниками, которые крепко связывают человека с землёй, являются быстрее всего школой миролюбия и доброты. Одним словом, существует столько домов для воспитания, сколько существует географических сред» .

В другом месте  своей книги, размышляя об антропогеографии, Симион Мехединць находит взаимосвязь между ростом населения и политической силы государства, по закону который гласит что „сила нации растёт или снижается по мере роста или падения их численности”. Таким образом, рост политического значения Франции в Европе объясняется плотностью части населения находившееся между Рейном и Атлантическим океаном, что должно было привести к тому, что „именно здесь развился первый самый многочисленный народ и первое европейское государство с явными признаками гегемонии на этом континенте”. От 7 миллионов человек во время романской Галии, население этого региона возросло до 9 миллионов под руководством Карла Великого, до 20 миллионов во времена Людовика ХIV,до 24 миллионов под королёмЛюдовиком ХVI- м и до 35 миллионов в 1850-ом году. Этим объясняется и тот факт, что Король-Солнце стал символом целого континента, руководя армией в 97 000 солдат, которая увеличилась до 350 000 человек в 1710-ом году. Изменения в сторону демографического превосходства Германии были явными (в 1871 году на 100 французов был 101 немец), а в период между 2-мя мировыми войнами на 100 французов было уже 168 немцев, эта цифра наглядно показывая пропорциональный рост политической силы Германии.

Этот же закон соответствия демографического роста с политической силой объясняет частую смену власти в румынских государствах. Дакия была так же хорошо населена как и Галия, однако эпоха варварских налётов и атак привело к значительному спаду национального элемента. Румынское население возросло в период феодального становления государств(XIII-XIV века) и во времена Стефана Великого(1457-1504),который мог собирать сильные многочисленные армии. Затем произошёл очередной спад населения и ,соответственно, политической силы народа, чтобы опять возросли от 4 миллионов населения в 1849 году, до 7,28 миллионов в 1912 году. Сопоставляя эти цифры невозможно не заметить явную связь между ростом населения и самоутверждением политической значимости государства.

С 1880 по 1917 год рождаемость в нашей стране постоянно, кроме 1898 года, выше 38-ми на тысячу, а смертность только 35 на тысячу. Это – эпоха политического развития государства. На ряду с численностью населения, другой показатель политической силы государства является „плотность и однородность населения”  (последняя говорит о взаимоотношениях мажоритарного населения с национальными меньшинствами)” этнографической аксиомой является и тот факт что сила одного народа состоит в прямой связи с его плотностью и однородностью, а тогда каждому ясно, что основная проблема румынского государства состоит в численности населения. Всё законодательство, начиная экономической, медицинской, административной, школьной, церковной, и заканчивая культурной должно сводиться к этому кардинальному моменту.

Антропогеография Симиона Мехедтнць, так безприкосновенна  в своей логике и доказательствах, стала основным аргументом коммунистов в обвинении автора в „географическом детерминизме”, за что он и был исключён из Академии.

Геополитика православия

Одно из наиболее удачных исследований в этом смысле является работа Симиона  Мехединць по анализу специфики православия (в том числе румынского православия) в геополитическом контексте христианства .Его выводы до сих пор находят применение и высоко ценятся румынскими теологами, которые находят в них источник вдохновения  в развитии современного  геополитического православия.

Во внутренних геополитических противостояниях христианства , Мехединць считает виновным «папский империализм»: «Рим, центр великой империи, чьи все дороги вели к военной силе Урбса, считал себя самым обиженным новой доктриной которая требовала  равенства и братства всех народов.»   Церковь ,так же  как  и Государство, заинтересована в первую очередь земным миром, создавая некое государство Бога, во главе с Римским Епископом, это  как иллюстрация  августинской  теории  Civitas Dei.

В это же время , протестантизм является другим компромиссом с изначальной доктриной Иисуса.  «Исходя от принципа свободы (старое протестантское утверждение), протестант  поддерживается такой автономии, которая иногда доходит  до настоящей анархии. Вместо папского империализма с центром в Риме, он становится индивидуалистом . Следуя идеям Реформации, тот кто держит в руках Библию,  может считать себя  единицей меры всего христианства. Противоречие тут очевидно: в то время, как католицизм является  политическим в самом широком смысле этого слова, протестантизм совершенно вне политики, ставит свободу сознания индивидуума превыше всякого интереса общества, в том числе и государства. Последствием стало множество сект  и разных делении в самих сектах.»
Православие отличается  синодальным  характером,  отодвигая Папу на второй план. Главным является ни   безприкословный  авторитет  Папы, ни анархическая свобода  индивидуума,  а соборная  власть Синода.

Восточное православие усилило свое самостоятельное развитие «начиная с Византии когда императоры смешивали  теологию со своим  политическим  мщением (особенно когда выкалывали  глаза, резали нос или др.) и заканчивая  Москвой жестких царей, которые использовали так же самые изощренные пытки, и в конце концов стали считать себя главами  Церкви… Против западного империализма  поднялся восточный империализм. Сторонники славянства не постеснялись сделать из Православии политическое орудие,  выставляя русских как  выбранный народ, вызванный  сыграть посредством  Православия  роль Израиля.»
Посреди множества разных концепций  и  разговоров  насчет  истинного  направления  христианства, румынское православие выдвигает  одиннадцать отличительных  черт ,которые являются , так же , и основами  культуры  и  цивилизации  румынского  народа:

1. Отсутствие  религиозных войн.(Сжечь кого-то на костре или  пырнуть ножом во имя Иисуса, убивать детей, женщин и стариков, разрушить церкви , поджигать города и села, опустошая целые регионы, только лишь из религиозной ненависти – это сумасшествие  не свойственно  нашему народу. Не потому  только что мы, румыны, особый ангельский  народ. Но, не смотря на все наши грехи, мы не совершали никогда зверства, прикрываясь  Святым Евангелием.»)

2. Нейтралитет по отношению к  догматическим ссорам, что всегда считался знаком гуманизма румынского народа,  признаком «настоящего взрослого  духовного отношения» к данному вопросу.

3. Первенство  духовности, что подтверждается переходом некоторых элементов веры  наших предков (например, высшее божество даков Замолксис )  в румынском  христианстве.

4. Древность нашего христианства по сравнению с нашими соседями, которые приняли христианскую веру «с верху  вниз», по приказу, в то время как румынский народ принял  христианство как-то незаметно, «сам по себе».

5. Слияние Государства с Церквью, «без столкновений, с одной стороны,   и без «заражения» политикой , которая оказалась очень вредной  в других государствах, с другой стороны. У нас, Церковь  и народ жили  в  мире и согласии с самого начала.

6. Отсутствие инакомыслия и сект :  «Наше христианство  сохранилось под охраной древних Карпат лучше и чище чем где-либо. В этом нам помогли три обстоятельства: во первых, наш спокойный  нрав, во вторых – верование дакских  предков и в третьих – наклонность наших древних аскетов к  размышлениям. Румынский народ не тратил по- пусту  время  на спорах с другими верующими…»

7. «Глубокое проникновение  Иисуса в народных легендах и в других произведениях румынской души».

8. Отсутствие мстительности. Это  другой аспект, христианской нравственности народа, всем известной нашей толерантности, иллюстрированной множеством исторических примеров.

9. Страдание как способ  духовного очищения , которое имеет источник в  расположение «бессмертных даков»  к аскетизму  и  самопожертвованию.

10. Вера  в неукоснительную победу добра над  злом: « Для  Карпатского народа , ясно как день – мир очень далек от превосходства, но его можно менять  к лучшему».

11. Первенство  духовной красоты  над  формальным  законодательством, какой-то местный заменитель  греческой   kalokagathii. Далек от  формальной  легитимности, румын чаще всего ищет  духовность, нежеле букву добра.

В котексте  глобального кризиса, которого переживает мир сегодня,принимая духовность как таковую, возвращение к книгам С.Мехединць может служить вдохновляющим фактором  в поисках румынского самосознания  и начертания собственного пути народа в соответствии с этой целью.

А чтобы достичь высшую степень человечеству нет иного пути как  поднимать уровень каждой нации, со своими особенностями, гармонируя индивидуальные интересы каждого человека с интересами общей  массы  отдельно взятого  народа , а так же интересы каждого народа в  «хоре» всех народов мира.»

Эта реальность  является результатом   длительного развития  цивилизации, которого С. Мехединць  разделяет на три периода, в зависимости от   взаимосвязи  между  разными  зонами  цивилизации  и  завоевания географического пространства:

1. континентальный период , тянущийся на  тысячи лет, когда  общины жили в отдалении  друг от друга, а связи между  территориями разных цивилизаций  практически  почти не бывало;

2. океанический период, совпадающий  с  современной эпохой, когда «человечество узнает  о  своей антропологической и биогеографической  целостности», модернизируя основы  мореплавания  и  взяв под свой  контроль весь Мировой  Океан;

3. атмосферный период, то есть ХХ-ый век, когда была изобретено  воздухоплавание , что привело к интенсивному передвижению между разными цивилизациями.
На  момент  когда писал эти вещи , «история стала не только  универсальной, как в  океаническом периоде, но  и  жизнь  человечества настолько  интегрировалась, что изолирование народов стало практически  невозможным; ни один народ  и ни  одно государство  не может спастись  от  бешенного ритма  взаимоотношений, продиктованных современной техникой  передвижения.»

Исходя из вышеизложенного, анализ, понимание  и  оценивание  геополитики  наций  должно  концентрироваться на  трех  факторах: Страна, Народ и Государство.   Основываясь на этих трех анализах, Мехединць доказал, что  Румыния  является  европейски необходимым  государством.

Своим  исключительно важным  местом  на  территории  южной  Европы, являясь  обязательной  точкой  пересечения  дорог  между  Востоком  и Европой, Румыния  имеет « на самом деле ключевую позицию» и географические преимущества  которые  дают  ей  основания  стоять на страже  во  имя  и   в интересах всей Европы, которая  находится  как  бы   за ее спиной .
Геополитическая  ценность  Румынии  состоит  и  в  способность  ее  границ  осуществлять внешнюю безопасность  и свободное  внутреннее  развитие  собственного  народа.

Глубокую  дискуссию   ведет  Симион   Мехединць в связи  с  ролью  Дуная  в возникновении, формировании  и  развитии  румынской  государственности. Дунайская  Долина  никогда  не была « границей , а являлась самой жизнью  народа». В  анализах  румынского  геополитика, Дунай  был  главнейшим фактором  в реализации соединения  двух княжеств, Молдовы  и  Мунтении, по известному  историческому  сценарию  международных  событий  взаимосвязанных с интересами  главных сил Европы  на Дунае.
Вот этапы  воссоединения :

1. В 1829, Адрианопольским  соглашением, турецкие  «райи» были  заново присоединены  к Мунтении. Это соглашение великих держав объясняется тем большим интересом  Англии  чтобы Дунай был  свободным  для  навигации.

2. В 1865 Бессарабию  возвращают  Румынии, так как  Англия  и Франция  будучи заинтересованными  «Восточной  Проблемой»,не могли допускать  Россию слишком  близко  к  устьям Дуная.

3. Воссоединение  Молдовы  и Мунтении считалось   международной  необходимостью, потому что таким образом  судоходство по  Дунаю было бы проще  и легче  решить  с технической  точки зрения. Косвенно, великие державы  увидели  во  влияние  над   руководителем  нового    воссоединенного государства большое  преимущество  и  «В Дунайском Вопросе».
С Дунайской  проблемой  непосредственно  связан  и вопрос  важности  Черного  Моря  для  современной  Румынии,  если  исходить из  геополитической   теории , что «берег  моря  является  для  любого  государства  наиболее  благоприятным  фасадом».   Тут  очевидна  связь  с  идеей, что  «светлые  эпохи  Карпатской  народности  и  близлежащих  территорий  были  те  когда  восточное  море  было  свободно  и  могло  пользоваться всеми  благами  средиземноморской  цивилизации».

Если  Море  и  Дунай  являются  двумя  « естественными  опорами»  становления румынского народа, то  Карпаты  и Кодры  являются другой парой геополитических сил  абсолютно  необходимых  для   возникновения  и  развития  румынского  государства.
Мехединць    доказал  что  даки  смогли  пережить  нашествия  лишь скрываясь  в  карпатских горах, так  же  как  поступили позже  румыны  перед лицом многочисленных нашествий  кочующих народов:  «так как летом  можно было пасти  овец  на  вершинах гор,  а зимой  можно  было спастись от ветров и холодов в низинах, румыны смогли тут жить мирно, защищенные от  варварских нападений,  тем более что  в  устье  реки  Лотру , между  Северными и  Южными  Карпатами  находится  так называемое  «ведро», место  подходящее для  пахоты  почти  как на  равнинах.  Так,  в  этой  горной  крепости,  защищенной  со  всех  сторон,  наш  народ  смог  прекрасно  сохранить  свою  независимость. Тут находилось на  самом  деле  и  княжество  Литуона, которого  короли  Венгрии боялись  коснуться , даже  после  взятия  Трансильвании».
Благодаря  этому  анализу  геополитических  условий,  развитому  в  разных  книгах, в брошюрах с  материалами конференций, циклами  университетских  лекций, Симион Мехединць  был   и  остается  основной  вехой  в геополитику  румынского народа  и  его  границ , а  его  фундаментальные  идеи  являются  всеобщим  достоянием  в  школьных  учебниках( хотя  далеко  не  всегда  признают  его  авторство) и  в румынском  общественном  мнении.

Память и  актуальность  Симиона  Мехединць

Уважаемые  и  востребованные в  соответствии  с  его научной  и  моральной  значимостью, до  конца  Второй  мировой  войны, личность  и  творчество  Симиона  Мехединць   были  преданы  забвению  в годы  коммунистического  режима.   После  обращения к забытой прежде национальной традиции, румынский народ снова осознал ценность Симеона Мехединць и его наследия.  Учебные  заведения  носят его  имя; его произведения  систематически  издают; мощная  ассоциация , созданная  на его  родине,  постоянно, объективно  и по научному  продвигает  его  учение; Академия  Наук  инициировала  создание премию  его имени  . Для  нынешних  румынских  геополитиков учения  С.Мехединць  являются  опорной точкой.
К сожалению, упоминание  его  имени  мало  кого затрагивает, поскольку  его  работы  мало изучены. Так же отсутствует глубокий  анализ его произведений, чаще всего его идеи  преподносят  цитатами, с  кавычками  или  без них. Широкая общественность  почти не знает его  имя.   Школа  так  же  ничего  не  делает  в  этом  смысле.

Обязанность  румынской  интеллигенции состоит  в том  чтоб, независимо  с  какой  точки  зрения – литературной, геополитической, теологической  или  педагогической – поставить на почетное заслуженное  место   в румынском  и  международном  общественном  сознании  ученого  Симиона  Мехединць  с его  научными  идеями, а  не  просто ограничиться формальным  упоминанием.

Источники

1. Монографии:

Altă creştere: Şcoala muncii (Другое воспитание-школа труда), Bucureşti, 1919.
Cadrul antropogeografic. Transilvania, Banatul, Crişana şi Maramureşul.(Антропогеографические зоны: Трансильвания, Банат, Кришана и Марамуреш) Vol. I, 1918-1928, Bucureşti.
Caracterizarea etnografică a unui popor prin munca şi uneltele sale (Этнографическая характеристика народа через труд и его орудия – речь на приеме в Академии румынии)  Bucureşti, 1920.
Ce este Transilvania(Что такое Трансильвания)? Bucureşti, 1940.
Die Kartographische Induktion (teza de doctorat), Leipzig, 1900.
Die rumänische Steppe, Leipzig, 1904.
Eterogeneitatea celor patru sfere (Однородность четырех сред), Bucureşti, 1900.
Geografie şi geografi la începutul sec. XX (География и географы в начале  двадцатого века.) Introducere în studiul geografiei (Введение в географии), Bucureşti, 1904.
Însemnări cu privire la desvoltarea ştiinţelor şi a învăţământului în România, Bucureşti, 1938.
Însuşirile omului de Stat (Свойства государственного деятеля), Bucureşti, 1919.
Învăţătorul şi straja ţării (Учитель на страже Родины), Bucureşti, 276 pag.
Legăturile noastre cu Dunărea şi Marea (Наши связи с Дунаем и Черным Морем). Conferinţă inaugurală a ciclului de prelegeri: „Apele, Dunărea şi Marea Neagră” ţinute la Liga Navală Română, Bucureşti, 1938.
Omul politic (Политический деятель), Bucureşti, 1915.
Problemele geografiei contemporane ca ştiinţă despre Cosmos (Проблемы современной геогарфии как наука о Космосе), Bucureşti, 1900.
Poporul (Народ), Bucureşti, 1913.
Titu Maiorescu (Титу Майореску), Bucureşti, 1925
Şcoala română şi capitalul biologic al poporului român (Румынсая школа и биологическое наследие   румынского народа), Biblioteca eugenică şi biopolitică a ASTREI, Cluj, 1927.
Vechimea poporului român şi legătura cu elementele alogene (Древность румынского народа и его взаимосвязь с инородцами), Bucureşti, 1924.

2. Исследования и статьи

Aplicări antropogeografice în sfera etnografiei, istoriei şi a altor ştiinţe (Применение антропогеографии в этнографии, истории других науках), în „Anuarul de Geografie şi Antropogeografie”, Vol. I, 1910.
Coordonate etnografice: civilizaţia şi cultura (Этнографические координаты: цивилизация и культура), în „Memoriile Academiei Române”, Bucureşti, 1930.
Creştinismul Românesc (Румынское херстианство), în „Chemarea Vremii”, 1940.
Dacia pontica şi Dacia carpatica (Понтийская Дакия и Карпатская Дакия), în „Buletinul Societăţii Regale Române de Geografie”, Vol. 47, Bucureşti, 1923.
Deliormanul, o verigă între Carpaţi şi ţărmul Mării Negre ( Делиорман – соединительное звено между Карпат  и ривьерой Черного Моря), în „Analele Dobrogei”, Anul XIV, Nr. 2, 1938.
Direcţia „Convorbirilor literare” şi îndrumarea poporului român (Направления «Литературного собеседника» и наставление румынского народа), în „Convorbiri literare”, Ianuarie-Aprilie 1927, Anul LIX.
Insula Şerpilor (Остров Змеиный ), în „Buletinul Societăţii Regale Române de Geografie”, Vol. XIV.
Locul geografiei între ştiinţe (Место географии среди других наук), în „Buletinul Societăţii Regale Române de Geografie, Vol. XV.
Moţa-Marin – Urmaşii lui Eminescu (Моца-марин – наследники Эминеску), în „Cuvântul Studenţesc”, Anul XII, Nr. 1-4, Ianuarie – Februarie 1937, Bucureşti.
Obiectul şi definiţia geografiei (Предмет и определение географии), în „Convorbiri literare”, 1901.
Observări asupra Dobrogei (Наблюдения в Добруже), în „Buletinul Societăţii Regale Române de Geografie”, Vol. XXXVIII, 1919.
Premise etnografice în istoria românilor (Этнографические предпосылки в истории румын), în „Analele Academiei Române”, Bucureşti, 1922.
Quelque observations sur l’evolution de la geographie en Roumanie (некоторые замечания по поводу эволюции географии в Румынии), în „La vie scientifique en Roumanie”, Academia Română, tomul IV: „Sciences pures” I, pag. 329-371. Bucureşti, 1937.Religia ca mijloc de caracterizare a unui popor (Религия как средство описания народа), în „Analele Academiei Române”, Bucureşti, 1924.
Rumänische Volkskultur, în „Völkermagazin”, Berlin, 1924.
Trilogia ştiinţei. Cercetător – erudit – savant (трилогия науки. Исследователь – эрудит – ученый), în „Memoriul Secţiei Istorice a Academiei”. Tip. Monitorul Oficial, Bucureşti, 1939.

Др. Е. Стрэуциу, преподователь ,
Университет «Лучиан Блага» Сибиу (Румыния)
Факультет Политических Наук, Международных Отношений
и Европейских  исследований

Sursa: Duminica poporului, cu referire la Geopolitica.ru

2 gânduri despre “Симион Мехединць и румынская геополитика

  1. Apropo, un alt aspect al activitatii geopolitice (sau mai degraba a luptei pentru apararea drepturilor romanilor de pretutindeni) este constituirea, din initiativa lui Mehedinti a „Comitetului de Propaganda Nationala”, in anul 1918, cu scopul de a „trimite apostoli ai neamului in provinciile de granita (implicit Basarabia) pentru a aprinde flacara romanismului in rindul populatiei rurale”.

    Unul dintre acesti „apostoli” ai lui Mehedinti a fost si Tudor Pamfile, un tinar etnograf, ziarist, pasionat de istorie si scriitor originar din jud. Tecuci.
    La virsta de 30 de ani acest romanas era redactor si colaborator al revistelor birladene „Miron Costin” si „Ion Creanga”.

    In 1918, cind Pamfile vine la Chisinau, el transfera aici redactia revistei „Ion Creanga”, pe care o tipareste la tipografia „Glasul Tarii” pina la moartea sa in 2001.
    Anume Tudor Pamfile a fost primul care a publicat opera lui Ion Creanga in Basarabia, un pas de nepretuit in apropierea spirituala a celor 2 maluri de Prut.

    Dar în plină activitate, cel pe care Mihail Sadoveanu l-a considerat „cel mai fervent şi mai bine informat dintre erudiţii care se ocupă de folclorul românesc”, nu a rezistat bolii şi a murit în ziua de 17 octombrie 1921, la Chişinău.

    Pentru Simion Mehedinţi, „moartea lui Pamfile a fost o grea pierdere pentru ceata nu prea mare a celor închinaţi muncii pentru cunoaşterea şi înviorarea poporului nostru”, iar Mihail Sadoveanu spunea că „Pamfile moare tânăr, înainte de a fi ajuns la mijlocul drumului vieţii şi înainte de a fi dat ce făgăduia”.

    Apreciază

Lasă un răspuns

Completează mai jos detaliile despre tine sau dă clic pe un icon pentru autentificare:

Logo WordPress.com

Comentezi folosind contul tău WordPress.com. Dezautentificare / Schimbă )

Poză Twitter

Comentezi folosind contul tău Twitter. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Facebook

Comentezi folosind contul tău Facebook. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Google+

Comentezi folosind contul tău Google+. Dezautentificare / Schimbă )

Conectare la %s